​Для Донбасу є хороші вбивці, а є погані – луганський айдарівець «Юнга»

​Для Донбасу є хороші вбивці, а є погані – луганський айдарівець «Юнга»

Дмитро – 35 років. Позивний – «Юнга». Народився в Луганській області. В батальйоні Айдар з липня 2014 року. Зараз молодший лейтенант 24 окремого штурмового відділу батальйона. До війни працював менеджером в крупній компанії на Луганщині. Зараз Дмитро з побратимами проходить навчання на Житомирському полігоні. Репортер Житомира зустрівся з добровольцем на вихідних, перед від’їздом назад в АТО.

Просить спілкуватися російською і не фотографувати.

Как попал в а Айдар?

Попал в июле месяце прошлого года, когда уже последняя капля накипела от того, что у нас происходит в области. Многие пошли в Айдар. Тогда как раз освободили город Счастье. Многие знакомые с этого города пополнили ряды, тогда еще партизанского отряда. Пришел я туда в джинсовых шортах, кедах и футболке. Мне сразу дали автомат и сказали: Теперь ты партизан. Тогда начались большие бои за Большую Вергунку, Красный Яр, Новосветловку. Луганск был в кольце, правда очень жидиньком. Айдар держал Новосветловку. Тут замыкалось кольцо. Тогда российские войска пошли в открытую. Получился котел в Иловайске. Мы две недели ждали помощи от Минобороны, но она так и не пришла. Бои нас измотали и нам дали приказ отступить. Такое мое первое боевое крещение.

Сейчас много не самого хорошего говорят о Айдаре. Чему есть место, а что выдумка?

Ну, начнем с того, что само название пошло от речки Айдар, где начиналась партизанская слава. Поэтому в батальйон приходило много патриотов, которые шли через идею. Но паралельно много пришло и преступников, которые в последствии оказались волками в шкуре овец. Отряд партизанский, принимали всех. Человеку сразу в душу не заглянешь. К сожалению, это выявлялось уже после инцидентов.

А сейчас как?

Сейчас такие факты присекаются и их почти нет. Но, если мы говорим о мародерстве, других приступлениях – то это является последстием. Не было ни одной войны, когда бы армия вела себя по другому. Многие люди на Донбасе говорят, мол, вот, армия мародерствует. Но никого не интересует причина все этого. Почему армия, вообще, пришла? Почему стреляют? Эти вопросы никто не задает. Только и слышно: бандеровцы, фашисты, такие растакие. Вы ж посмотрите – они стреляют! А то, что стреляют и российско-террористические войска и занимаются тем же? Они говорят: ну, это же война. С их точки зрения, получается – есть хорошие убийцы, а есть плохие убийцы.

Чем занимался до войны?

До войны я был менеджером. Менеджером очень крупной компании. Одним словом, жил, как все. Правда, также занимался партийной деятельностью. Был членом Свободы. Потом смотреть не смог, как разваливается Украина - пошел добровольцем.

Остались контакты с той стороной? Что говорят о ситуации в так называемых республиках?

Скажу о Луганске и области. Говорят, что уровень жизни сведен к нулю. Инфраструктура разрушена. Если платят, то копейки. Одним словом, уже не хотят того, чего раньше.

Чего? Независимого государства или присоединения к России?

Ни того, ни того. Все понимают, что отдельно ЛНР не проживет, а России в таком виде они не нужны. Все видят, что в гумконвоях гуманитарной помощи нет. По той причине, что она не раздается. И что в этих конвоях идет, можно только догадываться. Ведь, как только приходит «гуманитарка», интенсивность обстрелов увеличивается. Пару недель постреляли и на немного затишье. И так постоянно.

А есть родственники или друзья, которые там воюют?

Нет.

Когда, думаешь, закончится конфликт?

Я скажу, не как военный, а как гражданин. С моей «оптимистической» точки зрения, конфликт не закончится никогда. Потому что, ни Европе, ни Америке, ни России - сильная Украина не нужна.

А как, вообще, настроение бойцов тогда?

По-разному. Выматывает конечно. Дух сильный, но бывает, что воевать и не хочется уже. Первый котел, второй котел. Ни кому же не хочется попасть в третий котел. Ведь все самое лучшее и новое идет в Нацгвардию, а они не воюют, а только на блокпостах стоят. Много старья. Волонтеры выручают очень – вся хорошая еда и одежда от них. Та же зарплата. Вот у нас...ну да ладно, мы же не за зарплатой пришли. У солдата максимально сколько? Ну, 200 доларов. У той стороны 400-а. Так, кто тут из нас ополченцы?..

Понятно. Чем занимаетесь на полигоне под Житомиром и когда обратно?

Та ничем.

То есть?

Никто никого не учит. Не кормит. Казарма, которая разваливается. Заплесневевшая в грибке. Мы просто там сидим для галочки. А чему можно научиться за 7 дней? Полгода нужно, чтобы обучить солдат хорошо.

Когда назад?

Назад третьего. И сразу на передовую.


Репортер Житомира
02 Червня, 2015 12:56



ТОП-банер 1
ТОП-банер 2
ТОП-банер 3
ТОП-банер 4
ТОП-банер 5
ТОП-банер 6